Цвет сайта

A

a

Принципы информационной работы центральных органов Республики Казахстан, местных исполнительных органов и национальных компаний

«Освещай, но не разжигай!»

Пособие для журналистов 

Содержание

Казахстан, как и многие государства мира, представляет собой полиэтническое государство. В республике проживают представители более 120 национальностей. Естественно, в отечественных СМИ определенное место занимает этнически окрашенная информация.

В этнической информации излагаются сведения о народах и странах мира, о национальных обычаях, культуре и традициях этносов. Этническая информация может касаться экономики, спорта, медицины, педагогики и других сфер общественной жизни. Из этнически окрашенной информации люди узнают много нового не только о жизни других народов, но нередко и о своем собственном.

Этническая информация, переданная в СМИ, в одних случаях имеет положительную направленность, в других выполняет отрицательную функцию.

В первом случае этническая информация выполняет гуманную, толерантную задачу. Она просвещает людей, информирует их, развлекает, может организовать на добрые дела, воспитывает интерес и уважение к другим народам, к их жизни и достижениям. Позитивная информация о своем народе также способствует формированию этнического самосознания, уважительного отношения к своему этническому или национальному достоинству. Информация о собственном народе может иметь и конструктивную критическую направленность, способствуя тем самым преодолению каких-либо недостатков, решению проблем. В целом толерантная этническая информация, передаваемая через СМИ, способствует формированию позитивных представлений и установок людей в области межнациональных отношений.

Во втором случае, выполняя негативную функцию, этническая информация может возбуждать неприязнь, подчеркивая различия, привязывая к этносу определенные отрицательные черты и пробуждая чувство опасности, грозящее якобы со стороны той или иной этнической группы.

Особенно велика ответственность журналистов при информационном сопровождении конфликтов. В советское время обществу внушалось, что никаких межэтнических и межконфессиональных проблем в стране не существует. Уже в годы независимости Казахстана Алтынбек Сарсенбаев после ухода в отставку с поста министра информации упоминал в интервью, что в те годы, когда он заведовал идеологическим направлением в правительстве, существовала негласная договоренность с главными редакторами СМИ о своего рода табу на освещение межнациональных противоречий. Многие СМИ, как показывает анализ публикаций, по-прежнему придерживаются этого принципа. Так оно, конечно, спокойней - и для журналиста, и для редактора, и для собственника СМИ. Но проблемы-то существуют. И не исчезают оттого, что мы их замалчиваем. Наоборот - обойденные вниманием, они зреют, разрастаются.

В 2006-м и 2007 годах в казахстанском обществе произошли конфликты на казахстано-узбекской границе, столкновение казахстанских и турецких рабочих и служащих предприятия «Сенимди курылыс» на строительстве завода «Тенгизшевройл», события в алматинских микрорайонах Бакай и Шанырак, события в с. Шелек Алматинской области; события в селах Маловодное, Казатком Алматинской области и др.

Причины, ведущие к таким конфликтам, многообразны: это и социально-экономический, и этнопсихологический, и политический факторы. В большинстве рассмотренных нами публикаций наблюдалась попытка реалистичного отражения проблем, вызвавших конфликт, попытка создания объективного образа конфликта. Так, например, причины и развитие конфликта на заводе «Тенгизшевройл» имело несколько интерпретаций - от официальной версии местных исполнительных органов, стремившихся скрыть и перевести проблему в план бытовой драки, до межнациональных мотивов, связанных с унижением национального достоинства рабочих-казахов, а также сугубо социально-экономических факторов. Однако не всегда журналисты показывают глубокое знание предмета и воссоздают объективную картину событий. Очень часто после прочтения некоторых публикаций, освещающих конфликтные события, возникают вопросы: с какой целью этот материал был написан? Дает ли журналист объективное освещение конфликта и тем самым помогает урегулированию взаимоотношений сторон - или усугубляет конфликтную ситуацию, и публикация может стать поводом для разжигания нового противостояния? Информативное воздействие на конфликтную ситуацию может быть как негативным (т.е. служить эскалации конфликта), так и позитивным (т.е. вести к деэскалации конфликта). В науке конфликтологии сконструированы позитивная (идеальная) и негативная (часто выступающая как реальная) модели информационного сопровождения конфликта (ИСК).

Позитивная модель ИСКНегативная модель ИСК
- отражение реальных проблем, вызвавших конфликт;- показ мнимых (ложных, воображаемых) проблем конфликта;
- реалистичная оценка стадии конфликта (скрытая, поведенческая, постконфликтная, стадия возврата);
- ложная оценка стадии конфликта (непосредственное конфликтное взаимодействие представляется как «борьба идей» или, наоборот, излишне драматизируется столкновение мнений, позиций; напряженность отношений выдается за враждебность или агрессию, конкуренты - за врагов);
- объективный образ субъектов конфликта (отсутствие стереотипов в подходе к описанию или оценке);- ложный образ субъектов конфликта (стереотипные позитивные или негативные оценки в описании сторон);
- полная ретроспектива конфликта с использованием альтернативных источников (представлен исторический фон и современное состояние); - избирательная ретроспектива конфликта, отказ от использования альтернативных источников (тенденциозный подбор фактов, обращение к псевдонаучным работам); 
- точное и полное информирование о конфликтных событиях; - необъективное информирование о конфликтных событиях; 
- воспроизводство всех реально существующих инициатив конфликтующих сторон и шагов по урегулированию конфликта;- избирательное отражение инициатив, решений и действий оппонентов по урегулированию конфликта;
- поддержка социальных технологий ослабления конфликта.поддержка намерений и шагов, направленных на эскалацию конфликта, на повышение «градуса» конфликта.

Позитивная модель информационного сопровождения конфликта помогает снизить напряженность и повышает эффективность механизма действий общества, направленных на разрешение конфликта. Эта модель ИСК показывает, что журналист может управлять конфликтом. Негативная модель ИСК, напротив, усиливает энергетику противодействия и служит эскалации конфликта. Обе модели носят обобщенный характер и могут быть соотнесены с освещением конфликта любого типа и характера, в том числе и межэтнического или межконфессионального.

В ходе реализации проекта «Укрепление принципов политкорректности в СМИ Казахстана как предотвращение разжигания национальной, религиозной и социальной вражды и политического антагонизма» нами были проанализированы многие публикации СМИ, авторы которых, видимо, сами того не понимая, использовали негативную модель информационного сопровождения конфликтов. Не называя источников, используем их в качестве примеров.

Как освещается, например, конфликтная ситуация в статье «Ала кайғы»? В ней отсутствует точная и полная информация о конфликтных событиях в Бакае: нет показа реальных проблем, вызвавших конфликт; оппоненты выдаются за врагов, напряженность отношений - за враждебность или агрессию и т.д. Создается ложный образ стороны конфликта. Автор утверждает, что все беды, тяжелое материальное положение, несправедливость в жизни идут исключительно от власти, извне. Поиск внешних врагов приводит к представлению о том, что национальные меньшинства в Казахстане живут лучше, чем казахи:

Шыны керек болса Қазақстанда тұратын халықтың қазақтан басқаларын бәрінің ұпайлары түгел. Кеңес үкіметі кезінде қатаң шектеулер қойып, әйтеуір қазақтарды қалаға жолатпады. Енді келіп егемендік алдық деген құр сөзге масайрап, бетімізбен әлденеге шат-шадыман болып отырғанымыз мынау. Тіпті иті де, біті де басынып, төбемізге секіріп, қазақтарды автоматтан өз жерінде оқ жаудырып, қырып жатса да үндемеуіміз керек... / По правде сказать, у всех народов Казахстана, кроме казахов, все нормально. В советский период при помощи жестких ограничений казахи не допускались в города. Теперь вот чему-то веселимся от радости приобретенной независимости, которая оказалась пустым звуком. Все, кому не лень, не считаясь, скачут по головам, истребляя казахов из автоматов на своей земле, и мы должны молчать».

«Ұлт жөнінде сөз қозғап қалсаң бәрі өріп шыға келеді, татулық, ынтымастық деп шулап. Ау, ондай татулықтың атасына адыра! Кім баспанасыз - қазақ, кім жұмыссыз - қазақ кім аш-жалаңаш - қазақ.../ Стоит только заговорить о нациях, все сразу шумят о дружбе, согласии. Ау, да пусть провалится такая дружба! Кто без крова - казах, кто без работы - казах, кто голый-босый - казах...». Чего хотел автор публикации? Наверняка защитить своих, помочь своим. А чего добился? Выплеснул на читателя свои раздражение, неприязнь «чужим», «иным», то есть посеял семена новых конфликтов. И это не частная ошибка журналиста.

С укреплением независимости Казахстана наблюдается рост национального самосознания казахов. Происходит осознанное отношение к истории, настоящему и будущему развития национальной жизни, интересам и потребностям национального прогресса, нерешенным проблемам, историческим судьбам нации. Эта замечательная тенденция таит в себе и большую опасность, осознавать и пресекать которую необходимо. Эта опасность возникает, когда национальное самосознание больших масс людей возбуждается искусственно, когда определенные силы пытаются «переплавить» национальное самосознание в националистические чувства, направить его в деструктивное русло. Тогда у людей формируются негативные представления в области межэтнического взаимодействия, распространяются массовые этнические предубеждения.

Причиной деструктивного освещения сложных аспектов межэтнических и межконфессиональных отношений и конфликтных ситуаций часто является нетолерантный характер информирования, т.е. нетолерантное поведение журналиста. В чем же заключается принцип толерантности, без соблюдения которого невозможно становление и существование демократического общества?

Ключевым для понятия толерантность является слово терпимость (от лат. tolerantia - терпение): «терпимый к чужим мнениям, поведению и т.п.». Политологи рассматривают толерантность как способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать мнение, отличное от своего. Психологи используют это понятие для обозначения способности понять другого человека, способности проникаться и понимать ощущения других людей. В этом смысле толерантность раскрывается через понятия дружелюбия, спокойствия, мирной настроенности, как антипод агрессивности, злобности и раздражительности.

Во всех этих толкованиях основным является морально-нравственная установка человека на терпимость, снисходительность, понимание другого. Толерантный человек - это человек, который спокойно относится к многообразию культур, национальностей и рас; уважая права и свободы других людей, стремится понять и достичь взаимного согласия без применения насилия, давления.

Толерантность может быть характерна не только для отдельного человека, но и для любых социальных структур - социальной группы, общественного института или общества в целом. В такой характеристике отражается направленность на разрешение конфликтных ситуаций, которые возникают в процессе взаимодействия с другими социальными структурами. Особенность этой направленности - в стремлении понять позицию другой стороны, объяснить ей свою позицию и в процессе диалога найти взаимоприемлемое компромиссное решение.  

Противоположность толерантности - ксенофобия (от греч. xenos «чужой» + phobos «страх»). Этносоциология определяет ксенофобию как чувство страха, неприязни, нетерпимости, вражды к людям иной веры, культуры, национальности, к иноземцам, а также к чему-либо незнакомому, чужому, непривычному (например, русофобия - враждебность к русским, антисемитизм - враждебность к евреям и т.д.).

Страх и порожденная им враждебность одной большой группы людей к другой - чрезвычайно опасные эмоции. По образному определению известного философа С. Штемберга, ксенофобия - это «основная психологическая движущая сила самых кровавых и бессмысленных конфликтов в истории человечества. Она - психологический механизм всех религиозных и межнациональных войн, геноцида, погромов и этнических чисток.... Ксенофобия - цепная реакция, быстро становящаяся неуправляемой, кислота, разъедающая общество. Ее легко разжечь, остановить же практически невозможно».  

Законодательство Казахстана, гарантируя свободу слова, однозначно запрещает криминальную ксенофобию.

К формам проявления криминальной ксенофобии относятся следующие противоправные действия:

  • Разжигание социальной, расовой, национальной, религиозной, сословной и родовой розни;
  • Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, религиозной вражды или розни;
  • Оскорбление национальной чести и достоинства либо религиозных чувств граждан;
  • Пропаганда или агитация социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства;
  • Дискриминация по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений.

Эти установленные законом ограничения надо соблюдать, а для того чтобы соблюдать, их надо знать. Запрет на возбуждение и разжигание в обществе розни по социальному, расовому, национальному, религиозному признаку; какую-либо дискриминацию по мотивам расы, национальности, отношения к религии, убеждений; пропаганду или агитацию социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства содержится, прежде всего, в Конституции РК (ст. 5. п.3; ст. 14 п. 2; ст. 20 п. 3), затем в уголовном законодательстве страны (УК РК, ст. 141 п. 1).

Запрет на проявления криминальной ксенофобии имеется также в законе «О средствах массовой информации» (ст.2 п. 3; ст. 25 п. 2.1), в Законе РК «О противодействии экстремизму» (ст.1), Законе РК «О свободе совести и религиозных объединениях» (ст.ст. 3, 4) Законе РК «О политических партиях» (ст. 5 п. 7), Законе «О выборах в Республике Казахстан» (ст. 27 п. 8), в КоАП РК (ст. ст. 343, 344) и др. (Эти документы приведены в Приложении к данному пособию).

Анализ публикаций в СМИ на предмет наличия в них высказываний, связанных с разжиганием в обществе той или иной розни и пропагандой превосходства той или иной социальной группы, показал, что многие термины трактуются журналистами широко и во многих случаях произвольно. Поэтому рассмотрим их содержание в правовой литературе, опираясь на официальный «Комментарий к Уголовному кодексу РК» и Методические рекомендации Генеральной прокуратуры РФ «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды».

Под возбуждением социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды или розни понимается попытка создать конфликты между гражданами разных национальностей, родов, рас или конфессий (их религиозной принадлежности), которые могут сопровождаться агрессивными выпадами, физической расправой или угрозой таковой, уничтожением или повреждением имущества и т.п. (при вражде), либо изоляцией, отчуждением, ограничением в правах, льготах, преимуществах и т.п. (при розни).

Возбуждающей «является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной этнической (национальной), расовой (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них. Подобная информация, как правило, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных рас, национальностей и вероисповеданий, поскольку создает благоприятную почву для конфликтов.

Понятие рознь означает антипатию, распрю, ненависть.

Вражда может проявляться в неприязни, сильной антипатии, ненависти, в желании любыми способами ущемить чьи-либо права и законные интересы.

Следующая форма криминальной ксенофобии - оскорбление национальной чести и достоинства либо религиозных чувств граждан. 

 

Национальная честь - морально-нравственная оценка достоинств народа (этноса). Она базируется на общественном признании роли в многонациональном сообществе того или иного народа, его заслуг в историческом процессе, культурном развитии сообщества. К наиболее оберегаемым атрибутам национальной чести относится родной язык. Национальная честь служит особой формой отражения народом (этносом) своей самобытности. Поэтому он при контактах с другими народами через свою национальную честь служит сильным побудительным мотивом к дальнейшему самоутверждению народа, наращиванию его потенциала.

Оскорбление национальной чести и достоинства либо религиозных чувств граждан заключается в действиях, направленных на унижение чести и достоинства указанной категории лиц. Эти действия совершаются с целью принизить национальные святыни, образ жизни, уклад, историю развития отдельных рас, национальностей или народностей.

Унижение национального (религиозного) достоинства выражается в распространении ложных измышлений, извращенных или тенденциозно подобранных сведений об истории, культуре, обычаях, психологическом складе, верованиях, идеях, событиях, памятниках и документах, входящих в число национальных или религиозных ценностей, позорящих или оскорбляющих этническую или конфессиональную группу либо ее отдельных представителей как членов этой группы, заключающих в себе издевку, отвращение или презрение к ним.

Журналисты (читатели, слушатели) довольно часто произвольно толкуют этот термин. Например, в одной газете мы встретили такое сообщение: «... балалар ауруханасын аралаған директор улттық намысымызбен діні сенімімізді қорлап, оны «свинарникке» теңеді» /...директор, обошедший детскую больницу, унижая наши национальное достоинство и религиозные чувства, сравнил ее со свинарником». Отрицательная характеристика санитарного состояния больницы путем сравнения ее со свинарником (разговорное слово свинарник употреблено в значении: «о грязном, неопрятном помещении») никак не подпадает под унижение (оскорбление) национальных или религиозных чувств. 

Другое противоправное деяние - пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности.

Национальная, религиозная, расовая исключительность или превосходство означает преобладание по каким-либо признакам одной группы людей над другими в силу несовершенства (неполноценности) последних, т.е. якобы их природной, биологической, социальной, нравственной ущербности или порочности.
Пропагандой является распространение среди широкого круга лиц идей, взглядов, представлений или побуждений к действиям, направленным на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Она может осуществляться в форме призывов, воззваний, поучений, советов, предостережений, требований, угроз и т.п. (5).

Пропаганда исключительности, превосходства граждан по признаку их отношения к религии, сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности - это распространение оценок граждан (личности, их способностей, поведения) в зависимости от их отношения к религии, а также сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности».

 

Пропаганда неполноценности граждан - это распространение дискриминационных оценок граждан в зависимости от их отношения к религии, а также сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности.

В целом, как видим, информация, возбуждающая вражду, имеет оценочный характер. Однако это не означает, что в спорных публикациях будет отсутствовать фактологическая информация. В Методических рекомендациях Генеральной прокуратуры РФ особо отмечено, что «само по себе сообщение о тех или иных подлинных фактах и сведений исторического, политического, религиозного и т.п. характера еще не определяет направленности текста на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Определяющей является смысловая функция таких сообщений, т.е. в подтверждение каких взглядов и идей они используются, какие представления и установки и какими средствами пропагандируются, навязываются читателям». Нельзя, например, считать возбуждением национальной розни сообщение о том, что самыми неграмотными среди казахстанцев, по данным социологических исследований, являются цыгане. Назначение этой информации будет заключаться в том, чтобы привлечь к этой проблеме внимание общественности и специалистов, а не укрепить в массовом сознании стереотип о необучаемости цыган как национальной черте.

Проявлением криминальной ксенофобии является дискриминация по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений

Понятие дискриминации допускает широкое и узкое толкование, поэтому соответственно выделяются: 1) собственно дискриминация и 2) то, что в отечественной юриспруденции обобщенно именуется «разжиганием розни», а в зарубежной - «высказываниями ненависти» («hate speech»).

В широком смысле под дискриминацией понимается непосредственное посягательство на равенство; проведение различий между людьми или организациями. В узком смысле дискриминация в рассматриваемом нами аспекте - это общественно-вредные деяния, прежде всего, акты речи, связанные с этничностью, расой, религией и имеющие цель воздействия на сознание людей. Условно эти деяния можно отнести к дискриминации на этнической (религиозной и т.п.) почве.

Среди различных насильственных преступлений, совершенных по ксенофобским мотивам, одним из наиболее тяжких является геноцид. В международно-правовых актах геноцид признан преступлением, нарушающим нормы международного права, независимо от того, совершается ли оно в мирное время или военное время. В Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г., «... под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую: а) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; е) насильственная передача детей из одной человеческой в другую» (статья 2). При этом согласно статье 3, наказуемыми являются следующие действия: «а) геноцид; b) заговор с целью совершения геноцида; с) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; d) покушение на совершение геноцида; е) соучастие в геноциде».

В отечественном уголовном праве дается близкое определение геноцида: «Умышленные деяния, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо создания иных жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (статья 160 УК РК). Данное деяние отнесено к числу преступлений против мира и безопасности человечества.

Главными признаками разжигания национальной, расовой и религиозной розни в реальном тексте являются:

  • формирование и подкрепление негативного этнического стереотипа, отрицательного образа нации, расы, религии;
  • перенос различного рода характеристик и пороков отдельных представителей на всю этническую или религиозную группу;
  • приписывание всем представителям этнической или религиозной группы стремления следовать тем древним обычаям, верованиям, традициям, которые негативно оцениваются современной культурой;
  • утверждения о природном превосходстве одной нации, расы, религии и неполноценности или порочности других;
  • приписывание враждебных действий и опасных намерений одной нации, расе, религии по отношению к другим;
  • возложение вины и ответственности за деяния отдельных представителей на всю этническую, расовую, религиозную группу;
  • утверждения об изначальной враждебности определенной нации, расы по отношению к другим;
  • утверждение о полярной противоположности и несовместимости интересов одной этнической или религиозной группы с интересами других;
  • утверждения о наличии тайных планов, заговоров одной национальной или религиозной группы против других;
  • объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных этнических, расовых, религиозных групп;
  • побуждение к действиям против какой-либо нации, расы, религии;
  • поощрение, оправдание геноцида, депортаций, репрессий в отношении представителей какой-либо нации, расы, религии;
  • требования вытеснения из различных сфер деятельности лиц определенной национальности, расы, конфессиональной принадлежности;
  • требования ограничить права и свободы граждан или создать привилегии по национальному, расовому, религиозному признаку;
  • угрозы и подстрекательства к насильственным действиям в отношении лиц определенной национальности, расы или по признаку религиозной принадлежности. 

Если в тексте обнаруживаются один или несколько перечисленных признаков, против публикаторов и авторов может быть возбуждено судебное дело.

Однако такие призывы и негативная оценочная информация могут быть выражены скрыто, завуалировано, но достаточно понятно широким массам читателей (зрителей, слушателей). В таком случае для правильной квалификации противоправных деяний, связанных с возбуждением национальной, расовой или религиозной вражды, необходимо проведение специального исследования (лингвистической экспертизы спорного текста). Для проведения специального исследования рекомендуется привлечение экспертов, профессионально владеющих специальными познаниями в области социальной психологии и лингвистики. Это поможет избежать произвольного и нередко ошибочного толкования текста публичных выступлений, газетных публикаций.

Проявления криминальной ксенофобии возникают под влиянием негативной оценочной информации, прямо или косвенно формирующей отрицательное отношение массового читателя (зрителя, слушателя) к этносу, проблемам этничности. Рассмотрим на примерах, как могут создаваться этнические предубеждения.

Во-первых, прямыми характеристиками этноса, имеющими откровенно ксенофобский характер. Например, в начале статьи «Дін және мемлекет!» журналист Е. Сырназин выражает свое отношение к решению о придании статуса религиозных праздников Курбан айту и Рождеству, считая его ошибочным и противоречащим Конституции. Затем происходит подмена предмета спора и наблюдается внезапное немотивированное проявление зоологической ненависти к этносу, выраженное в крайне негативных оскорбительных характеристиках: «Конституциямызға көз жүгіртпеген көркөкіректерді надан демей адам дейміз бе, қалай дейміз? Өз алдымызға ел болсақ та өрекеңдердің сарымсақ сасыған қылтанақ қызыл тұмсығынан сүйіп, қолаңса сасыған қолтығынан иіскеп, шошқаның күлімсі иісі сіңген шалбарының балағын құшақтауды қоямыз ба, жоқ па? Ар қайда намыс қайда? Азат елміз бе, әлде мазақ елміз бе? /Как мы не назовем неучами людей, которые пренебрегают Конституцией? Став свободной страной, прекратим ли мы, наконец, обнимать пропахших луком и свиным запахом бородатых краснолицых русских, нюхать неприятный запах их подмышек? Где честь, где достоинство? Мы свободная страна или просто издевка?/».

Такие характеристики единичны, но их использование в средствах массовой информации (будь, то многотиражная или малотиражная газета) прямо способствует созданию предубеждения к этносу.

Во-вторых, отрицательный образ нации формируется через негативный этнический стереотип. Этнокультурный стереотип - обобщенное представление о поведении и манерах какого-то народа. Они относятся ко всему народу в целом и вместе с тем характеризуют любого его представителя, задают образ его личности. Очень часто стереотипы служат источником предубеждений и предрассудков, приводят к появлению чувства недоверия, страха, подозрительности, враждебности к объекту. Зарубежные психологи подчеркивают негативное содержание таких стереотипов: «... стереотипы обычно похожи на «ковровые» бомбардировки, ибо содержат в себе чрезмерно грубые обобщения, без разбора «накрывающие» совершенно разных людей... Даже когда стереотипы в целом отражают реальность, они могут стать причиной весьма печальных последствий, ибо ярлыки зачастую навешиваются на людей, чьи личные качества абсолютно не совпадают со стереотипными описаниями». Например, в публикации «Қытай қазақтары қыздарын басқа ұлтқа бермейді» героиня интервью, оралманка из Китая, говорит: «Сөз келісінде, жамандағандай боламын, айтпаса тағы болмас, сіздерде әлі де болса орысшылдық басымдау ма деймін. Көшеде, не көпшілік орындарда болсын екі қазақ кездессе қазақшасын умытып орысша сөйлесіп тұрады. Соданда болса керек, кейбір жастар арасында ибалылық, инабаттылық, улкенді сыйлау, не кішіге қамқорлық жетпей жататын сияқты / Кстати, получается, что говорю плохо, но не могу не сказать; у вас, я думаю, до сих пор преобладает русизм. На улице или в людных местах, если встречаются два казаха, они беседуют по-русски. Поэтому, наверное, у некоторых молодых не хватает вежливости, скромности, воспитанности, уважения к старшим, помощи младшим».

В косвенном виде в этом рассуждении выражен стереотип: русским не присущи вежливость, скромность, воспитанность, уважение к старшим, оказание помощи младшим. Предполагаем, что это предубеждение могло возникнуть или 1) на основе весьма ограниченного, одностороннего опыта (интервьюируемая живет в Казахстане с 2000 года); сама она и не осознает, что предубеждена и, вероятно, склонна рассматривать свое негативное отношение к этносу как следствие объективной оценки каких-либо единичных фактов; или 2) из стремления поиска врага. Установка, подобная названной, имеет характер стереотипа, который незаметно, исподволь ориентирует на враждебное отношение ко всем членам определенной этнической группы, поскольку в нем утверждаются моральные и культурные недостатки этноса, по мнению говорящей, негативно влияющие на членов родного этноса. Комментарий журналиста (или редакции) в этой публикации отсутствует, что может говорить о единодушии журналиста с высказанными героиней его интервью идеями.

Одним из источников создания ложных стереотипов служат утверждения, содержащие надуманные, нелепые идеи об этносе. В статье «Қауіпті постулаттар» политолог, рассматривая четыре внешних фактора воздействия (губительное влияние Запада, опасность демографического господства Китая, арабский шовинизм), враждебные, по его мнению, для Казахстана, пишет: «Ал, ескі құда Ресейдің мәдені-саясі иірімнің ішінде отырып (қазір де отырмыз) біз араққа қатты берілдік. Орыстың тікбақай мінезі қала мәдениетінің негізіне салынып, қазақты бір-біріне суық сәлемдесетін деңгейге түсірді. Орыстың жейтін тамағы - шошқанын жаясы қазақтың мінезіне қызғанбауды әкелді. Өйткені, шошқанын аталығы аналығын қызғанбайды. Қазақ арасында жеңіл жүріс, ажырасу көбейді. Орыс қызының, орыс әйелінің тасыр мінезі қазақ әйелін өзгертіп жіберд